Стратегические итоги саммита G20 для России

Мировая «Двадцатка», изначально создававшаяся как некое дополнение к «Большой восьмёрке», в последние годы твёрдо стала основным форматом общения великих держав. Как и многие другие опрометчивые решения Запада, исключение России из G8 оказалось определяющим.

G7 мгновенно выродилась в аморфную и ничего не решающую структуру — в задний двор США, состоящий из администрации Белого дома и «шестёрки» его трансатлантических сателлитов. В «Семёрке» остались лишь представители Франции, Англии, ФРГ, Италии, США, Японии и Канады, но не было ни России, ни Китая, ни Индии, ни прочих держав.

В G20, напротив, сформировался спектр всех ключевых участников, сделав эту структуру не только более репрезентативной, но и по-настоящему решающей. В итоге, реальное противоборство и выработка решений, происходят именно там, что ещё раз подтвердила недавняя встреча президента России и главы США на завершившемся саммите.

G7 – пережиток прошлого, где теряющий гегемонизм Вашингтон, лицемерно делает вид, будто и далее руководит планетой, «Двадцатка» же является, по сути, «советом директоров» многополярного мира, демонстрируя текущий формат.

Путин-Трамп

Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа на полях саммита в Осаке стала первой за 2019 год, и определённо особенной, ввиду завершения двухлетнего расследования Мюллера «о сговоре Трампа с Россией». Полтора часа переговоров на важнейшие темы при любом их исходе можно рассматривать как благо, особенно если учесть сокращение до минимума иных линий коммуникации между главами Белого дома и Кремля.

Конечно же, у сложившего положения есть и свои минусы, в частности, предыдущие встречи Владимира Путина и Дональда Трампа всегда приводили к ухудшению российско-американских отношений. Точнее, их намерено усугубляли внутренние противники Трампа, с целью не допустить дальнейшего сближения и потепления отношений между Вашингтоном и Москвой. Не отставал и сам Трамп, желая жёсткими решениями продемонстрировать ошибочность этих обвинений.

Однако разница в нашем случае состоит в том, что руки Трампа на сегодня развязаны и, хотя попытки президентов достичь компромисса уже вызвали истерику в англосаксонских СМИ, далеко не факт, что на этот раз она возымеет действие.

Новые бессмысленные санкции, появлявшиеся ранее после каждых переговоров, вероятно, ушли в прошлое. После завершения расследования спецпрокурора Мюллера, фактически снявшего с президента США обвинения в сговоре с России, сделали внутреннее давление транснациональных элит относительно беззубым.

Другими словами, теперь подобные встречи действительно могут снизить уровень накала противоречий, а значит, этот итог саммита стоит рассматривать как положительный.

Почему нет конкретных сделок?

Причина для этого вытекает из предыдущего ответа. До тех пор, пока Трамп ещё больше не укрепит свои позиции внутри США, любые прагматичные соглашения с Москвой будут оспариваться надгосударственной американской элитой. Можно было бы задать вопрос – почему не заключить тайную сделку, что в мировой политике не редкость? Но дело здесь состоит в том, что в этом случае против выступила бы уже сама Россия.

В нашей стране прекрасно понимают, что администрация Трампа полна «перевёртышей», членов «пятой колонны» и предателей, поэтому информация о любой серьёзной сделке мгновенно ушла бы в печать или Конгресс. А учитывая, что такие сделки (по Украине, Ирану и так далее) являются компромиссными и обоюдоострыми, Москву бы в итоге обвинили в предательстве, а Трампа – в сговоре с врагом.

Другими словами, важность этой встречи не в конкретике, а в самом факте личного обсуждения проблем и выяснения прямых, а не пересказанных кем-то позиций.

Концептуальный итог

Если следовать «библейскому совету» и «отделять зёрна от плевел», можно заключить, что итог саммита G20, его формат и характер переговоров, ещё раз доказали, что планета стоит на пороге перехода в многополярный мир.

С каждым новым годом Трамп ведёт целенаправленный слом существующей модели американской внешней политики. Давит на союзников, ведёт холодную войну против КНР, разорвал все договоры формата TTP, «похоронив» тем самым глобализацию по-американски, военными и экономическими угрозами подтолкнул сателлитов к Москве, необдуманной политикой в арабском мире подарил регион Кремлю, и, в конечном счёте, косвенно сделал всё, чтобы бенефициаром этого слома стала Россия.

Разумеется, ключевой вклад в успех этого процесса Москва осуществила сама, чрезвычайно грамотно и ювелирно, при минимуме ресурсов и затрат использовав раскол в рядах «трансатлантической солидарности». Но всё же без «медвежьих» шагов США это было бы невыполнимо.

Достаточно посмотреть на список личных встреч президента России в Осаке, чтобы понять – ни о какой изоляции не может быть и речи. Наоборот после 2014 года роль и вес Москвы, её авторитет и могущество на мировой арене многократно выросло.

Пока Трамп активно давил арабский мир, у дверей Кремля выстроилась не только длинная очередь глав региона, но и основной союзник Вашингтона – Дом Саудов. Пока Конгресс угрожал Турции, главный сателлит Америки и вторая армия НАТО начала искать в России защиту и альтернативу. Пока президент США инициировал «холодную» войну против КНР, Пекин резко осознал стратегическую важность российско-китайского союза. И всё это, без каких-либо уступок со стороны Москвы.

Опубликовано: 30 июн. 2019 г.

Просмотров: 352

Возможно вы ещё не видели...

Меню «Специалисты»Меню «Спецрубрики»